Вернуться к новостям
29.07.2016

Путь, думаю, посмотрят американцы и подивятся...

С учреждением в Вологде Кустарного комитета (4 декабря 1886 года) изделия кружевниц можно было увидеть на больших ярмарках, они экспонировались на торгово-промышленных, сельскохозяйственных и международных выставках. Накануне выставки в Лондоне у жительницы Белозерска госпожи Надпорожской возникла идея воспользоваться этим шансом и расширить рынок сбыта белозерских кружев. Недолго думая, дама  выписала из Москвы и Петербурга качественные нитки, раздала сколки с типично русскими орнаментами мастерицам и обратилась в Санкт-Петербургское императорское техническое общество за помощью в финансировании  доставки экспонатов. Добившись таки пособия  в размере трехсот рублей, радетельная особа в 1873 году вывезла на Лондонское мероприятие большую партию кружев и полотенец на сумму 3500 рублей. Несомненный успех пришел к Надпорожской в виде бронзовой медали за представленные изделия.

В том же 1873 году кружево из Вологды блистало в Вене, в 1876-м побывало в Филадельфии, в 1877-м – в Париже. На выставку в Чикаго в 1892 году отправили кружевные  работы из Александровского детского приюта.

В Записках писателя-краеведа «Дела и дни» А.В.Быков упоминает о трепетном отношении американского посла Дэвида Френсиса к вологодским кружевам. В 1918 году 11 иностранных миссий и представительств пять месяцев провели в Вологде, посему наш город тогда справедливо называли дипломатической столицей страны. В частности экс-директор Музея дипломатического корпуса в Вологде пишет: «В письмах американского посла Дэвида Френсиса из Вологды в 1918 г. находим несколько уникальных строк о нашем кружеве: "Это крупнейший или один из крупных центров кружевоплетения в России. Там можно найти весьма изящные образцы кружева. Мне сказали, что они делаются вручную из очень тонкого льна". Френсис знал, о чем говорил, в 1904 году он был директором Всемирной Луизианской выставки, где экспонировались, в том числе, женские промыслы из разных стран. В черновике мемуаров он поместил ещё один отрывок о кружеве: "Мой слуга Фил сказал, что купил один кружевной предмет, на изготовление которого ушел целый месяц. Его длина оказалась 25 футов", т.е. 7,5 метров. Что это было? С известной долей уверенности можно сказать, что речь идет о кружевном подзоре, обязательном украшении кровати.

В одном из писем своей невестке Френсис старчески проворчал: «Я предпочел бы, чтобы ты не рассказывала никому о получении платка. Это для моей защиты от остальных, которые могли бы сказать, что их притязания предпочтительнее твоих». Оказывается, рачительный свекор купил нарядный платок с кружевной отделкой только жене младшего сына, к которой испытывал симпатию, старшие невестки, а у посла было шесть сыновей, остались без дорого подарка».

В январе 1925 года вологжане делегировали на Парижскую Международную выставку декоративного искусства и  художественной промышленности более 400 экспонатов кружевных и роговых изделий. Мероприятие проходило в период с апреля по октябрь. Участие в выставке СССР стало одним из первых актов культурного обмена с Францией после установления дипломатических отношений (28 октября 1924 года). Советский деревянный павильон по проекту архитектора К.С.Мельникова построили  рядом с Домом инвалидов. Он вошел в число наиболее посещаемых и одновременно стал одним из первых воплощенных в жизнь новаторских произведений, как в советской, так и в мировой архитектуре XX века. Здесь демонстрировался даже проект саркофага для Мавзолея В.И.Ленина того же архитектора. Среди множества наград, завоеванных Советским Союзом, Золотую медаль Международной выставки увезли в Вологду кружевницы.

В феврале 1927 года Артельсоюз при содействии нашего торгпредства в Германии участвовал в Лейпцигской ярмарке, а вскоре подготовил достойные образцы для отправки в Милан.

В 1937 году символом советского павильона на очередной Всемирной выставке во Франции была знаменитая скульптура В.И.Мухиной «Рабочий и колхозница». Тематика мероприятия «Искусство и техника в современной жизни» привлекла участников из 47 стран. «За новизну и художественное исполнение» вологодское кружево удостоилось в Париже высшей похвалы в виде Гран-при.

Наступил 1939 год. Всемирная выставка на сей раз открылась в Нью-Йорке. И здесь не обошлось без  вологодских ажурных вещиц: 78 экспонатов подготовили накануне в Вологде.  Кружевница художественной лаборатории Евфалия Викентьевна Левичева рассказывала: «В числе кружевных изделий, посылаемых на Нью-Йоркскую выставку, есть и мои работы. Я выплела кружевную отделку для комбинированного дамского платья, несколько дамских воротничков и оплетов для носовых платков. О своих работах мне судить трудно. Но я ими довольна. Плела я их с большим интересом, старалась сделать как можно лучше, изящнее. Шутка ли сказать, на международную выставку пойдут…» Стахановка-кружевница Вологодской артели  Антонина Подосенова с гордостью делилась собственным мнением: «На мою долю выпала высокая честь участвовать в подготовке экспонатов на Нью-Йоркскую выставку. Четыре носовых платка я из шелка выплела. Стараюсь выполнить работу так, чтобы, как говорится, комар носа не подточил. Пусть, думаю, посмотрят американцы и подивятся тому, какие замечательные вещи могут делать советские кружевницы!» Тоня не помнила отца, он рано умер, понимала, что непросто было матери растить пятерых малолетних детей. Как многим сверстницам, ей самой посчастливилось пойти в школу, лишь повзрослев и устроившись работать кружевницей.  К 1938 году пришла  молодая женщина с достойным багажом: шестилетний трудовой стаж, звание стахановки и многочисленные премии за отлично исполненные кружева.

1945-й год. Панно, покрывала, дорожки и штучные изделия отправились в Колумбию. В следующем году кружева из далекой и мало кому знакомой Вологды гостили в Америке. 1958-й год ознаменовался  Всемирной выставкой в Брюсселе (первой крупной после окончания Второй мировой войны). Искусство наших мастериц было представлено 50-ю изделиями: большие занавесы, покрывала, накидки, салфетки и дорожки, разнообразные по форме и рисунку. Талантливой художницей признали в Бельгии скромную девушку Нину Гусеву из затерявшейся в лесах деревушки Дикарево. Редкое на Вологодчине явление, когда мать, жалея младшенькую, после трудового дня на колхозном  поле за пяльцы садилась исключительно с тремя старшими дочерями. Ниночке же твердо заявляла: «Не к чему сызмальства горбиться». А девчонке, напротив,  очень хотелось научиться. Однажды, оставшись одна в избе, без спросу села перебирать коклюшки и самостоятельно освоила простенький узор «речка». Вечером, едва переступив порог дома, матушка удивленно развела руками: дочурку из-за подушки толком не видно, однако плетет. Так с семи лет кружевные вещицы Нины мать  начала сдавать в артель, записывая, как и остальных детей, на свой счет.

Став школьницей, тетрадные обложки Гусева разрисовывала сверху донизу.  Летом собирала на лугу полевые цветы и часами рисовала их, мечтая перенести простую красоту  лютиков, колокольчиков, ромашек в узоры сколков. Подружки предрекали: «Быть тебе, девушка, художницей!» Действительно, выучившись в кружевной школе, сумела, пользуясь советами талантливого педагога К.В.Исаковой, «вырастить» цветы из детства в кружеве. Занавес «Подсолнухи» по рисунку  Нины Гусевой (в замужестве Евдосеевой) заслуженно отметили в Брюсселе. 

Итоги бельгийской выставки внесли весомый вклад в развитие промысла: известное ныне панно «Свет мира над Москвой» В.Д.Веселовой заработало  диплом, восемь изделий, выполненных  в Вологде по эскизам московской художницы А.А.Кораблевой,  –  Золотую медаль, а  кружевной занавес «Русские мотивы», созданный в предвоенные годы усилиями 50-ти кружевниц, был отмечен высшей наградой – Гран-при! Наконец, областному промысловому совету за поддержку и развитие промысла также вручили Золотую медаль!

Вернуться к новостям

Навигация