Истоки промысла

                                                    Истоки промысла

Из какой европейской страны пришел на Русь волшебный промысел переплетения нитей, дарующий людям красоту? Вопрос без ответа. Но когда разговор заходит о русском кружеве, чаще подразумевают Вологодское, самое известное! Название «кружево» произошло от слова окружать, т.е. украшать нарядной отделкой края одежды и других предметов из ткани. Впервые русское кружево упоминается в Ипатьевской летописи в XIII веке. Сохранившиеся в Вологде до наших дней кружева датируют XVII веком, слыли они безумно дорогими, так как изготавливались из очень тонких, подобных волосу, золотых или серебряных нитей – канителей, которыми обвивали льняную нить. Вспомните, канителиться, значит делать что-либо долго. Столь длительным и был процесс. Цена изделия определялась по весу, а не по сложности выполнения работы. В конце XVIII столетия состоялось знакомство с привозным нитяным кружевом, более доступным по стоимости. В качестве сырья стали использовать льняные, хлопчатобумажные и шелковые нити.

Традиционное мерное кружево (в виде узких и широких лент) по-прежнему пользуется спросом, одновременно в 40-е годы XIX века наша мастерица Анфия Брянцева внедряет новую, разработанную ей технику плетения штучных изделий – «вологодский манер». Вместе с дочерью Софьей, считавшейся первой кружевницей губернского центра, Анфия массово обучает плести сцепное кружево жительниц Вологды и окрестных деревень. Новомодные галстуки, накидки, воротники… покоряют города и страны. Тогда кружевоплетение изысканно именовали «женским замышлением», а кружевниц - «плетеями», что отражало суть процесса - плетение.

Документы утверждают: в Горнем Успенском девичьем монастыре Вологды в 1732 году числилось 60 монахинь, из которых три были кружевницами (по возрасту перешагнувшими 50-летний рубеж). Первая в городе мастерская помещицы Варвары Засецкой в имении Ковырино (ныне черта Вологды) возникает в 1820 году. Дальновидная хозяйка отправила свою крепостную девицу Анну Лебедеву в соседнюю Ярославскую губернию обучаться кружевному делу. Вернувшись, смышленая юная особа, передает приобретенные навыки подружкам. В мастерской начинают трудиться 7 крепостных крестьянок, выплетая из льняных и шелковых ниточек тончайшие кружева, подражая западноевропейским мотивам. Засецкая выписывала узоры из заграницы (чаще из Германии), лично их перерисовывала, передавая повзрослевшей Анне Михайловне для изготовления сколков, по которым работали кружевницы. Кружевами украшали воротники, чепчики, бальные платья, приданное, праздничную одежду. Трудились, не покладая рук, с 12 до 25-30 лет, просиживая за работой по 16 часов в сутки. После выработки установленного стажа, кому посчастливилось, Засецкая замуж пристраивала. Иных ждала богадельня, открытая помещицей при собственной мастерской. Спустя время, петельку за петелькой, выплели северные мастерицы свой неповторимый узор, вызывающий восхищение как у специалистов, так и у рядовых обывателей.

В 1887 году исследователь русского кружева С.А.Давыдова писала: «Ни один кружевной центр России не пользовался столь громадной известностью, как город Вологда и скромные ее обитатели». По статистике в 1912 году на Вологодскую губернию приходилось 39,5% всех кружевниц России.

                                                The origin of the lace craft

 From which European country had the magic craft of an interlacing of the threads, granting to people beauty has come to Russia? This question is without the answer. But when conversation applies to the Russian lace, everyone means often the Vologda lace, the most one. The name "lace" has come from a word “to surround”, i.e. to decorate with elegant furnish of the edge of clothes and other fabric. For the first time the Russian lace is mentioned in Ipatevsky annals in XIII century. The Vologda laces which have remained up to now, origined from the XVII century. They have a reputation of the very expensive lace because they were made from very thin, similar to hair, gold or silver threads – “kanitely” which were twining round the linen thread. The process also was so long… The product price was defined on weight, instead of on work complexity. In the end of XVIII century the acquaintance to the imported cotton lace which were more accessible at cost has taken place. The linen cotton and silk threads began to be used for the lace weaving.

The traditional measured lace (in the form of narrow and wide tapes) is still in the popular demand. Bur in the 40th years of the XIX century our skilled worker Anfija Brjantseva introduces the new technics of the weaving of piece goods called “Vologda manner”. Together with her daughter Sofia who was considered the first lace maker of the provincial centre, Anfija trains to wave the coupling lace of inhabitants of the inhabitants of Vologda and villages. Modern ties, capes, collars … win cities and the countries. The hand made lace was elegantly called «women’s intention», and the lace maker were called “pleteya”, that reflected an essence of the weaving.

Documents confirm: there were 60 nuns in the Gorniy Uspensky maiden monastery of Vologda in 1732. And there were only three lace makers elder 50 years old between them. The first workshop of the landowner named Varvara Zasetsky appeared in Covyrino near Vologda in 1820. The farsighted mistress has sent a serf

maiden Anna Lebedeva in the next Yaroslavl province to be trained in lacy business. Having returned, the clever young person, transfers the got skills to girl-friends. In the workshop 7 serfs maidens start to work weaving from linen and silk threads the most thin laces imitating the West European motives. Zasetskaya wrote out the patterns from abroad (more often from Germany). She draw them again personally transferring it to the matured Anna Mihaylovna for manufacturing of “skolks” (pricking card). And later the lace maker used them in their work. Laces decorated collars, caps, the ball dresses, dowry, celebratory clothes. They worked very hard from 12 till 25-30 years old fulfilling the work for 16 hours a day. Reaching the length of service some lucky lace makers married. The others lace makers went to an almshouse opened by the landowner in her own workshop. After the time the northern skilled women workers have weaken the unique pattern causing admiration both at experts, and the ordinary inhabitants.

In 1887 the researcher of the Russian lace S.A.Davydova wrote: «Any lacy centre of Russia did not use so enormous popularity, as the city of Vologda and its modest inhabitants». On the statistican in 1912 40% of all lace makers in Russia were from Vologda.

Навигация