Самая дорогая вещь в гардеробе

Самая дорогая вещь в гардеробе Н.Кадышевой родом из Вологды!

Разве можно представить сегодня ряд коллективов и исполнителей на российской, а ранее советской сцене без кружевных нарядов. Есть личности, чье творчество – это сама история русской культуры. Среди таковых, безусловно, значится Народная артистка СССР Людмила Зыкина. До сих пор помнят  в Сокольском районе старожилы, как в 70-е годы XX века плели кружево для отделки ее платья. Широкое мерное из черных ниток традиционным северным плетением – елочками, а не цветами. Занималась исполнением заказа Валентина Ивановна Перелыгина, предоставим ей слово: «Одна у родителей была. В год отца потеряла. Стала в возраст приходить – в школу пошла. Дальше – война, время трудное. Трудилась. Позагребать, пополоть – всего довелось. В сорок четвертом открылась кружевная артель, с тех пор и плела. С молодости – беспрерывно. Сорок девять лет настоящего стажа получилось. В трудовой только сорок шесть записано, да и то хватит. Много Почетных грамот получила, все они  в музее находятся. Девять раз в санатории от «Снежинки» бывала. Кружева-то дешевенькие были, и пенсию маленькую заработала…». 7 февраля 1978 года родное Вологодское кружевное объединение выдало Перелыгиной «Удостоверение на право самоконтроля», немаловажный документ, подтверждающий неизменно высокое качество выходящих из-под ее рук изделий, не требующих дополнительной проверки. На склоне лет все свои сколки мастерица в школу передала, чтобы промысел не угасал, был доступен подрастающему поколению.

Родственницей, правда дальней,  наша кружевница приходилась  именитому поэту Алексею Ганину. Тетя Поля, сестра ее отца, замуж вышла за брата Ганина. Неординарной личностью слыл и дедушка Валентины – Федор, умел убедительно говорить, наверное, поэтому именно его земляки выбрали делегатом от Вологодчины  ходатайствовать перед самим Владимиром Ильичом о снижении налога для крестьян, имеющих самостоятельные хозяйства. Зимой это случилось, из одежды, ясное дело, полушубок, да валенки. А тут еще припугнули, что таких простых людей, мол, к Ленину и не пускают. Но дед Федор личного приема добился. На вопрос Ильича: «Письменно или голословно беседовать будем?», сказал, нисколько  не робея:  «Голословно». Тогда Ленин сельчанина в кабинет пригласил, в кресло предложил присесть рядышком с ним, в конце беседы даже поинтересовался, есть ли где ходоку заночевать? Получив отрицательный ответ, денег дал, да и позаботился о размещении Федора  в гостинице. Уже дома довольный поездкой вологжанин, наставлял мужиков на путь истинный, объясняя, что жизнь сейчас трудная, надо потерпеть немного и материально поддержать государство.

Людмила Зыкина на кружевное предприятие в Вологде лично заходила. Женщины, трудившиеся тогда  в цехе, с уважением вспоминают ее, особенно, что откликнулась прима на их просьбу и исполнила несколько песен. Не скрывала певица своего восхищения кружевницами, по душе, видимо, пришлось, что под настроение они тоже поют за подушками, отдавая  предпочтение народным песням. Сама Людмила Георгиевна в детстве мечтала стать летчицей, а в 1947 году  при конкурсе 1500 человек на место была отобрана комиссией и принята в хор им. Пятницкого (кроме нее посчастливилось еще лишь трем молодым людям).

Можно ли подобное считать совпадением, но 8 января 1979 года «Снежинка» приступила к «выполнению почетного заказа» –  изготовлению 38 комплектов кружева для отделки платьев солисток Государственного академического ордена Трудового Красного Знамени русского народного хора  им. Пятницкого, где начинала свою творческую деятельность Л.Г.Зыкина. Создание сколков поручили Галине Мамровской, лауреату премии Ленинского комсомола. А плести доверили, естественно, лучшим. Мастер А.Б.Гамина до сих пор помнит, как вискозные нити перед работой окрашивали народными способами, чтобы придать им требуемый коричневый цвет. В ход шли луковая шелуха, чай и даже йод. К апрелю 1979 года заказ выполнили: разработанное художниками кружево специально для кокошников (оно состояло из двух частей  – «челишника» в виде накладки на лоб и «короны»), а также вертикальные кружевные фрагменты  («тяги») к длинным платьям до пола. Размеры нарядов были известны, поэтому полосы плели заданной длины – 1,70-1,80 метров.

Впоследствии Всероссийское театральное общество неоднократно обращалось в объединение за аналогичными традиционными женские  головными уборами, они пользовались устойчивым спросом.

Было время, когда Муслим Магомаев щеголял на сцене в манишке вологодского кружевного исполнения. Говорят, он сам в 70-е годы придумал себе подобный сценический образ. Оказавшись  в Вологде, пообщался с художниками по кружеву, передал на словах личное видение очередного модного аксессуара своего гардероба и вскоре получил желаемое. Рисунок сколка у мастериц получился воздушный и благородный, использовали нити пластилекс (металлизированные, подобные волосу, поэтому на коклюшки их навивали в 6-12 сложений). Изделие  в результате переливалось, а в народе называлось  «с искрой». Правда в ассортименте предприятия эта манишка, напоминающая слегка присборенное жабо, задержалась ненадолго. Она не вызвала  большого интереса у советских мужчин, которые  недооценивали роль кружева в своей одежде. В отличие от сильного пола кружевницы «Снежинки»  сплетенный дубликат берегли, нередко отправляя в путешествия, как экспонат различных выставок.

В советское время подобные эксклюзивные заказы считались делом привычным. Бывший технолог «Снежинки» И.С.Верещагина бережно хранит  в памяти, поскольку являлась свидетельницей, как «в 70-х годах трудились коллективом над концертным платьем для Эдиты Пьехи, в 90-х – над кружевным нарядом для Надежды Кадышевой».

Эдита Пьеха платье из Вологды ценит и вспоминает до сих пор, в чем и призналась во время концерта в Вологде 30 октября 2010 года.  Правда термин «плетут» певица забыла и искренне полагала, что наши кружева никак «не ткут», а точно «крутят». Когда ее поправили зрители, совершенно не обиделась,  лишь скромно повела плечами, что поделать  –   «русский язык до сих пор учу». Впервые долгожительница нашей эстрады, как сама себя величает Эдита Станиславовна (петь она начала на 10 лет раньше И.Кобзона), приехала в Вологду  в 1976 году по весьма меркантильной и  непосредственно связанной с кружевом причине: «Много где была, но Вологда мне запомнилась вот почему. Я выросла в очень бедной семье, и никогда у меня не было красивых нарядов. Когда я стала выступать, я подумала: эти артистки такие красивые, и я тоже буду такой. И вот кто-то сказал, что в Вологде есть кружева красивые. Слава Зайцев придумал мне платье — сверху жилетка кружевная, а внизу кружево».  Поэтому, прибыв в российскую кружевную столицу, певица первым делом разыскала фабрику, пришла, пообщалась, сразу оставила заказ. И поныне убеждена, что жилет ей сплели очень красивый, платье с кружевной отделкой тоже роскошное получилось. Увы, судьба этих концертных нарядов неизвестна. С позиции сегодняшнего дня странно и нелепо, но было время, когда советской артистке не полагалось иметь больше десяти платьев.  Посему в ходе очередной инвентаризации мягко предложили расстаться с  излишками, тогда часть костюмов и досталась Ленконцерту. Кто сегодня «донашивает» вологодские модели Народной артистки СССР остается загадкой даже для самой исполнительницы!

 Надежде Никитовне Кадышевой разрабатывали сколок пелерины, по которому и выплетали, затем ее персональный модельер украшал готовое изделие камнями. Модель была укороченная впереди, а сзади, напротив,  удлиненная; к  низу от пояса четырьмя разрезными полосами расходилась. В списке выпускаемых «Снежинкой» изделий была зафиксирована под номером 197. Богато смотрелась пелерина на парчовом платье, но  через некоторое время  художник А.Н.Ракчеева по просьбе поправившейся певицы ездила к ней домой: расшивала наряд, заменяя боковые швы шнуровкой.

Пролетели годы, Народная артистка России заявила, что имеет музей собственных концертных платьев  – в коллекции  около  ста сценических костюмов. А в интервью газете «Комсомольская правда» в марте 2010 года супруг Кадышевой Александр Костюк продолжил тему: «Платья для нее шьют, не переставая, сейчас этим занимаются итальянские дизайнеры. В том, что делают наши, нам всегда чего-нибудь не хватает. Сейчас итальянцы превалируют в моде, превосходят даже французов. И дизайн квартиры нам делали итальянцы. У них солнечное восприятие мира и новейшие ткани. Они готовят эскизы, а Надежда утверждает. Хотя самое дорогое платье в ее коллекции нарядов — наше, из вологодского кружева. Его шила вся фабрика, золотыми нитями легко обрезаться. Во Франции маленький кусочек такого кружева стоит несколько тысяч евро, а тут целое платье! Люди разбирающиеся понимают, что это целое состояние. Оно находится в нашем музее». Заметьте, господин Костюк допустил очередной промах в терминологии промысла, оговорившись, что наше кружево «шьют».  Сама российская эстрадная фолк-рок исполнительница разоткровенничалась лишь глубокой осенью 2014 года, сообщив: на изготовление платья по сколкам вологодских кружевниц ушло два  месяца, и "я чувствую, как вещь вобрала в себя всю любовь и тепло рук. Но и стоимость его была тоже немалой. Муж смеется, что в Вологодской провинции мне продали самую дорогую вещь в моем гардеробе".

                                                       Ольга Якунина

 

 

Навигация